Инвестиции Бизнес от и до Экономика
3.5.2. Дела об оспаривании отцовства (материнства) - Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве RIN.ru - Российская Информационная Сеть
Business.rin.ru - бизнес, бизнес план, бизнес идеи, консталтинг, бизнес идеи, экспертный анализ, малый бизнес
    в статьях в ссылках в книгах
ПОИСК
  
    ENGLISH  
Экономические новости
Архив новостей
Автоматизированные системы управления
Аналитика
Антикризисное управление
Астрология для бизнеса
Аудит и бухучёт
Банки
Безопасность
Бизнес идеи
Бизнес за рубежом
Валютные операции
Венчурный бизнес
Выставки и реклама
Грузоперевозки российские
Грузоперевозки зарубежные
Дистанционная работа
Заработок в Интернет
Консалтинг
Кредиты
Лизинг
Маркетинг
Мобильный бизнес
Налоги
Настольная книга нотариуса
Образцы договоров
Оффшоры
Патенты и защита прав
Платежные системы
Психология и бизнес
Работа за рубежом
Развитие бизнеса
Сертификация и стандартизация
Сетевой маркетинг
Управление и организация бизнеса
Управление персоналом
Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве
Страхование
Технологический бизнес
Ценные бумаги
Электронная коммерция
Эмиграция и иммиграция
Юридические услуги
Гостевая книга

Новости делового мира
Конструктор бизнес визиток
Социология для бизнеса


3.5.2. Дела об оспаривании отцовства (материнства)


Дела об оспаривании отцовства (материнства) возбуждаются в случае несоответствия записи о родителях (матери или отце) действительному происхождению ребенка от лиц, указанных в актовой записи о его рождении. В таком же порядке оспаривается актовая запись, произведенная с нарушением установленных законом правил о регистрации в качестве родителей ребенка супругов, давших согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона (п. 4 ст. 51 СК РФ).

Правом на обращение в суд наделены практически те же лица, которые перечислены в ст. 49 СК РФ, с той лишь разницей, что такое право предоставлено как лицам, записанным в качестве отца или матери, так и лицам, фактически являющимся родителями ребенка или считающим себя таковыми, даже если они заблуждаются относительно своего отцовства или материнства. Однако в п. 1 ст. 52 СК РФ не указано лицо, на иждивении которого находится ребенок (фактический воспитатель).

Представить ситуацию, когда бы можно было обратиться в суд с иском об установлении отцовства без оспаривания актовой записи, можно лишь в одном случае: если сведения об отце ребенка в актовой записи о его рождении отсутствуют. Такая возможность появилась лишь с введением в действие Федерального закона от 15 ноября 1997 г. ¦143-ФЗ LОб актах гражданского состояния¦ (подп. 3 п. 3 ст. 17). Если же запись об отце произведена, предъявлением иска об установлении отцовства эта запись оспаривается.

По буквальному толкованию ст. 49 и п. 1 ст. 52 СК РФ, в их сопоставлении, можно сделать вывод, что фактический воспитатель ребенка вправе оспаривать актовую запись об отцовстве (но не о материнстве) ребенка только в том случае, если ему известен фактический отец ребенка и целью его обращения в суд является установление отцовства конкретного лица. Если же целью обращения в суд является только исключение сведений об отце ребенка в актовой записи о его рождении, то в таком случае фактического воспитателя следует признать ненадлежащим истцом, поскольку п. 1 ст. 52 СК РФ он таким правом не наделен.

Возможен еще один вариант толкования нормы о субъектах права на обращение в суд с иском об оспаривании отцовства. Фактический воспитатель вправе предъявить иск одновременно об оспаривании актовой записи и установлении отцовства лишь в случае, если запись об отце ребенка произведена по правилам, предусмотренным п. 3 ст. 51 СК РФ. Однако подобное толкование носит ограничительный характер и противоречит разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. ¦9.

Представляется, что несовпадение в ст. 49 и п. 1 ст. 52 СК РФ круга лиц, имеющих право на обращение в суд с требованиями, которые непосредственно взаимосвязаны между собой, можно отнести лишь к технической ошибке законодателя. Какого-либо иного смысла в подобном разночтении закона не усматривается.

Предметом доказывания является установление факта несоответствия произведенной записи об отце или матери ребенка в актовой записи о рождении ребенка действительному происхождению ребенка от указанных лиц (отсутствие кровного родства) либо факта несоответствия произведенной записи установленным законом правилам о записи в качестве родителей ребенка соответствующих лиц (супругов, давших согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона; суррогатной матери; усыновителей; лица, заведомо признавшего свое отцовство в отношении чужого ребенка, и др.).

Предмет доказывания зависит прежде всего от лица, обратившегося в суд с иском об оспаривании отцовства (материнства), а также от действовавших на момент рождения ребенка (и соответственно на момент регистрации его рождения) правил записи родителей ребенка в книге записи рождений. Правила записи рождений, как известно, устанавливаются в зависимости от того, состоят или не состоят в браке между собой родители ребенка. Поскольку правила записи об отце ребенка в случае рождения матерью, не состоящей в браке с отцом ребенка, часто подвергались изменениям, для правильного определения предмета доказывания необходимо в предусмотренных законом ситуациях установить не само по себе отсутствие кровного родства, а несоответствие произведенной записи закрепленным в законе правилам. Такой предмет доказывания определен семейным законодательством в случаях, когда материальным основанием для записи в качестве отца ребенка является не его кровная связь с ребенком, а так называемое социальное родство при отсутствии генетического (биологического) происхождения ребенка от данного лица.

Закон в ряде случаев заведомо определяет возникновение отцовства и материнства с согласия лиц, не являющихся кровными родителями ребенка, запрещая при этом последующее оспаривание актовой записи лицам, записанным в качестве отца или матери, по мотивам отсутствия кровного родства и не запрещая оспаривание отцовства (материнства) самому ребенку по достижении им совершеннолетия, лицам, уполномоченным на обращение в суд в интересах несовершеннолетнего ребенка, а также самим лицам, записанным родителями ребенка, если последними предъявлен иск по иным основаниям (например, в связи с несоответствием их волеизъявления действительным намерениям).

В последнем случае записанные родителями лица вправе оспаривать актовую запись по мотивам заблуждения (например, лицо желало усыновить ребенка, а не установить отцовство), применения к ним угроз, шантажа, насилия, стечения тяжелых семейных обстоятельств, нахождения в состоянии, когда указанное лицо не способно было понимать значение своих действий или руководить ими либо находилось в состоянии материальной, служебной или иной зависимости и др. Поэтому предмет доказывания в указанных случаях, а также в случаях оспаривания актовой записи, произведенной на основании презумпции отцовства мужа матери ребенка, зависит от того, по какому основанию оспаривается актовая запись об отце ребенка.

В связи с этим суд, принимая исковое заявление, должен установить, относится ли истец к категории лиц, которым предоставлено право оспаривания актовой записи об отцовстве или материнстве по соответствующим основаниям, которые должны быть непременно указаны в исковом заявлении и подлежат уточнению (конкретизации) при подготовке дела к судебному разбирательству.

В зависимости от оснований заявленного требования определяются юридически значимые обстоятельства, подлежащие доказыванию сторонами. Если предметом спора является лишь несоответствие произведенной записи установленным законом правилам о совершении такой записи безотносительно к отцовству (материнству) конкретного лица, возникает вопрос о пределах заявленных требований (ст. 196 ГПК) и возможности суда выйти за эти пределы, поскольку исключение сведений об отце или матери ребенка при отсутствии сведений о других лицах, имеющих право быть записанными в качестве отца или матери, нарушает интересы ребенка, превращающегося в таком случае в Lнайденного¦ по терминологии действующего законодательства.

Желанием установить свое действительное происхождение, основанное на кровной связи с лицами, являющимися биологическими родителями ребенка, довольно часто руководствуются сами дети, которым стала известной Lтайна¦ их происхождения не только в случае усыновления, но и в случае добровольного установления отцовства лицом, которое после расторжения брака с матерью ребенка настаивает на обращении в суд самого ребенка, поскольку само это лицо, записанное отцом с его же согласия, лишено реальной возможности оспаривания отцовства, если это противоречит интересам ребенка.

Этот вопрос может возникнуть и у ребенка, действительным отцом которого является неизвестный ему и его матери донор. Самому ребенку и иным лицам, кроме супругов, давших согласие на применение метода искусственного оплодотворения либо на имплантацию эмбриона, и суррогатной матери, запрета на обращение в суд с иском об оспаривании отцовства (материнства) не установлено. Поэтому в случае обращения в суд с таким иском не самого ребенка, а его опекуна (попечителя), иных лиц, мотивирующих свое обращение в суд необходимостью защиты интересов ребенка и его права знать своих родителей, следовало бы привлекать к участию в деле органы опеки и попечительства, а в зависимости от возраста v и самого ребенка, имеющего право выразить свое мнение относительно заявленного требования (ст. 57 СК РФ). Об обязанности суда учитывать это правило указано в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ ¦9.

На наш взгляд, позиция законодателя, предусматривающего возникновение родительского правоотношения на основании Lсоциального родства¦, требует более детального законодательного решения спорных вопросов, связанных с возможностью оспаривания отцовства (материнства) и пределами осуществления этого права конкретными лицами, во избежание злоупотребления таким правом и нарушения интересов ребенка и его родителей (как биологических, так и не являющихся таковыми, но воспитавших ребенка как своего родного).

Кроме того, в течение длительного времени остается нерешенным вопрос о праве матери, состоящей в браке, оспорить презумпцию отцовства своего мужа в момент регистрации рождения ребенка не в судебном порядке, а в органах загса путем подачи ею заявления о том, что ее муж не является отцом ребенка. Такое право было предоставлено матери ребенка п. 19 Инструкции о порядке регистрации актов гражданского состояния от 20 января 1958 г., где буквально было указано следующее: LВ случаях, когда состоящая в зарегистрированном браке женщина при регистрации рождения ребенка возражает против внесения в актовую запись о рождении сведений о своем супруге на том основании, что он не является отцом ребенка, сведения об отце в актовую запись не вносятся. В актовой записи указывается: LСостою в браке с гр. ... Сведения о нем в актовую запись прошу не вносить, так как он отцом ребенка не является?. Это заявление должно быть подписано матерью ребенка. Ребенок в этих случаях записывается по фамилии матери с присвоением отчества по ее указанию¦.

С введением в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье с 1 октября 1968 г., Кодекса о браке и семье РСФСР с 1 ноября 1969 г., Инструкции о порядке регистрации актов гражданского состояния в РСФСР от 17 октября 1969 г. вопрос о возможности матери, состоящей в браке, оспорить презумпцию отцовства своего мужа в административном порядке вызвал много споров.

По мнению Е.М. Белогорской, норма, закрепляющая презумпцию отцовства, носит общеобязательный характер и, следовательно, лишает мать ребенка, состоящую в браке, возможности указывать вместо мужа иное лицо либо вообще не указывать отца [202
1 2 3
 
  Copyright RIN 2002 - Обратная связь